«Господи Иисусе Христосе, сыне Божий! Встану я, раба Божия (имя), благославясь, да пойду, перекрестясь. Из избы в сени, из сеней в двери, от дверей через порог, со двора воротами. Из ворот — на восток, на восточну сторону. На восточной стороне быстрая река, а за быстрой рекой — зеленые поля, за зелеными полями — темный лес. На восточной стороне Божия Матерь идёт, а навстречу ей ополох да переполох, все нечистые духи.
Говорила Божья Матерь нечистым духам: «Ой, еси, ополох, переполох, нечистые духи, пойдите от раба Божьего (имя) из избы дымом, из трубы ветром, с улицы под мосток, с чистого поля под листок, в тёмном лесу под смолистый пень. Не пойдете добром, не послушаете — пошлю на вас Касьяна Святого. Будет закаливать, будет начищать, отдыху не давать. Будет выжимать, будет выжигать, пощады не знать. Будет доглядывать, будет выведовать, милости не ведывать. «
Будьте мои слова крепки и лепки, крепче булатного оклада, острее вострого ножа.
Отныне и вовеки веков. Аминь».

Превосходный образец белой «христианской» магии. Разумеется, что это чисто языческий обряд, который был некогда адаптирован под нужды христианизируемого населения.

Записано со слов Вележевой Нины Петровны (видимо, знахарки)