Магия, подобно искусству, никогда не пребывает в статичном состоянии, а постоянно видоизменяется. Появляются новые учения, новые обряды, новые веяния. Не смотря на то, что Гагарин уже слетал в космос, а Сахаров изобрел водородную бомбу, люди продолжают обращаться в своих чаяниях не к науке, а к магии. Это неудивительно, ведь всем привычные «духовные пути» не могут дать человеку чувство контакта с иной реальностью. Европейская атеистическая стерильность, американский культ потребления, пугающий монолитный Ислам или наивный хиппи-ведизм кажутся чуждыми русскому духу. Другое дело православная культура! Во-первых, Москва это Третий Рим, а быть народом-богоносцем чрезвычайно лестно, а, во-вторых, народное христианство это безграничное поле для творчества. Бесчисленное количество православных целителей подтверждают это! Но для современной магической традиции христианство дало огромный вектор — Культ Смерти!

А чем, как не храмами смерти, являются бескрайние кладбища, некоторые из которых по размеру сопоставимы с небольшими городами? Люди, посещая погосты, поминают ушедших, оставляя после себя колоссальное количество мрачной гнетущей энергетики. Чем это не Аид, куда спускался за прекрасной Эвридикой Орфей? Но Аид это просто Мир Мертвых, где есть не только Тартар, но и рай — Элизиум! В современной же русской традиции такого нет — кладбища почти всегда воспринимаются, как место черной магии.
Почему это так? Христианство дало миру нового персонажа — Дьявола, которым стали восприниматься все боги предыдущих религий, например, Сатурн (его образ смерти с косой был наиболее удобен) и Геката, как хозяйка кладбища в новомагической интерпретации. И Геката и Сатурн являются древними архетипическими образами, которые уместно ложатся в структуру магического ритуала, но не являются олицетворениями зла. Громадная ошибка современных новодельных учений, вроде веритников или хладников, состоит в том, что все они имеют, по сути, частичное христианское мировоззрение, то есть веру в абсолютное зло и в покойников, как в бесов. Как писал когда-то Элифас Леви — «и сотворил Человек бога по образу своему и подобию!».
На самом деле кладбища это место силы. Да, эта сила мрачная и высасывающая силы, но в этом виноваты сами люди с их мировоззрением. Страх ада или абсолютной смерти создают такие чудовищные энергетические воронки, которых нет ни в одной восточной стране, признающих реинкарнацию и ни в одном древнем кургане. Такова наша ментальность!
Кладбище, «город мертвых», имеет следующую топографию. Есть Порталы — Ворота Большие и Малые, то есть центральные вход и дополнительные лазейки; есть Стена, Ограда, периметр, которые отделяет мир живых от мира мертвых; а есть сам погост, с его перекрестками дорог-линий, именными и безымянными могилами, часовнями и прочим Алтарями. Работая на кладбище Маг окунается в Воды Темные, перемещается в другую реальность, в Нижний Мир, полностью переключая сознание. Такое смещение точки сборки позволяет быстро подключиться к нужной энергетике, пропустить ее через себя и направить на достижение целей. В противном случае, без погружения в транс любое магическое действо превращается в самую дешевую показуху, уровня сельской дискотеки. Маг подобен ловцу жемчуга, который ныряет в морскую пучину задержав дыхание, и от него одного зависит — вынырнет он с богатой добычей или останется покоиться на дне.